НАШИ ТЕМЫ
КЛБІ 2015

Нынче ветер терзает поле,
Выворачивает наизнанку
Лижет и лижет просторы,
Как животное, лижет рану.

Всё белым-бело, всё вокруг замело;
Лишь сухой стручок молочая
Дрожит на воде.
Этот хрупкий челнок
Белая буря качает.

Один лишь росток мне напомнить бы мог
Что я всё еще жива

Тогда вспомни лето,
пчелу, что дрожит
у сладких тычинок цветка.

Джейн Кеньон «февраль: думая о цветах»

 
Виген Гуроян

 

сад Вигена Гурояна

Когда земля еще влажна и холодна от тающего снега, я стою на коленях на краю грядки с многолетними цветами, умоляя первые стебельки крокусов и нарциссов расти скорее. Затем я перехожу в огород и сгребаю высохшую прошлогоднюю ботву. Смотрю вниз на серые мертвые стебли в ряду спаржи и стараюсь представить, как через месяц сквозь насыпанную землю прорвутся чудные зеленые побеги.
В этом году весна пришла постепенно. Но работы хватает. Нужно вспахать и разровнять огород. Покров из соломы на грядках с многолетними растениями нужно убрать, а остатки старых растений обрезать. С первыми признаками весны садовник не может отклонить приглашение снова превратить землю в рай.
Садоводство и духовная жизнь очень похожи. При этом, как заметила Эвелин Андерхил, и землю, и духовную почву нашей жизни можно возделывать подходящими и неподходящими способами:

В первую очередь нам нужно избавиться от идеи о том, что энергичные действия с вилами в руках — лучший способ искоренить надоедливые сорняки на цветочном бордюре. Мы погружаемся в землю, неистово разбрасываем ее во все стороны, выдергиваем сорняки, создаем из них большую кучу — и отходим в состоянии потного удовлетворения со словами, что хорошо поработали с утра.
А так ли это? Мы побеспокоили корни лучших многолетних растений. Мы убили некоторые побеги. Мы выкорчевали множество скромных саженцев... В спешке вырывая сорняки, мы оставили нижнюю половину их стеблей в земле, так что они снова начнут бурную жизнь.
«Пути Духа» ред. Грейс Адольфсен Брейм

Каждый опытный садовод-христианин знает, что существует духовная весна, которая приходит так же наверняка, как и весна в природе. Великопостная весна - это Божье приглашение к молитве, посту и покаянию. Подобно глубоко укоренившемуся чертополоху, некоторые наши наихудшие привычки выдерживают все, кроме наиболее упорных, постоянных и напряженных упражнений. А вот резкий рывок за корень или агрессивный удар тяпкой не достигнут цели. Необходимо терпение и смиренное стремление упасть на колени и осторожно работать маленькими граблями и садовой лопаткой. Садовод-христианин терпеливо выбирает грех из почвы души, возделывая ее с заботой и вниманием, чтобы снова смогли показаться нежные ростки веры.
Садовод-христианин уважает тот факт, что Господь каждой душе назначил «быть тем садом, которым она призвана быть». «Ваша работа», - наставляет Андерхил, - «состоит только в том, чтобы улучшить [вашу душу] так, как это ей свойственно». Кто-то из нас созерцателен, как розарий, а кто-то более приземлен и беспокоен, как участок с помидорами. Садовод-христианин чтит предвосхищающую Божью милость в синергии спасения так же, как он тщательно изучает природу выращиваемых растений и по-разному ухаживает за каждым из них.
Там, где я живу, земля бедна. Впервые вспахивая огород, я натолкнулся на место, где пахотный слой отсутствовал вовсе, а были лишь сланцевая глина и песчаник. Понадобилось очень много навоза и компоста, чтобы сделать почву плодородной, но, тем не менее, каждую весну я выкапываю ведра камней, как будто всю зиму камни растут из каменных семян под землей. Затем я граблями ровняю вновь расчищенную землю и намечаю ряды для посадки семян шпината, горчицы и свеклы. Каждое семечко я кончиками пальцев отправляю в землю с любовью и надеждой на новую жизнь и развитие богатого зеленого рая.

Как нежность разгорается в душе,
Когда посажено зерно и жизнь
Лишь только зарождается в ростке,
Который хочет плечи развернуть
И к солнцу свой нелегкий ищет путь.
Роберт Фрост «Сажая семя»

Великопостной весной христианин постом и молитвой очищает свою почву от камней греха, освобождая место для нового рождения внутри пронзенного сердца и кровоточащей плоти Христа. «И дам вам сердце новое, и дух новый дам вам; и возьму из плоти вашей сердце каменное, и дам вам сердце плотяное» (Иезекииль 36:26). Соединяясь с Божьей милостью, наши любовь и труд заставят даже самую скудную почву произвести большие красные свеклы, сладкие сердца плоти.

сад Вигена Гурояна

В византийском гимне поется: «Возсия весна постная, цвет покаяния». Однако цвет покаяния произрастает только из земли, обогащенной смертью нас, ветхих, ищущих умереть в ней. Сын Божий понес наши грехи с Собой в гроб, чтобы Его тело, посаженное в саду, дало плод жизни вечной. Когда мы переехали в наш дом, цветочную грядку я устроил частично в тени старой вишни, чтобы оставить место для любимых лесных цветов. Однажды ранней весной во время прогулки я обнаружил колонию лапчаток, цветущих снежно-белым цветом. Несколько из них я пересадил под это дерево, и теперь они расцветают каждую весну. С наступлением сумерек продолговатые удлиненные пальцевидные лепестки прижимаются друг к дружке в жесте молитвы, ожидая утреннего света. И, прожив короткую жизнь, они, совершенные, падают на щедрую коричневую землю, из которой появились, а на их месте всходят сердцевидные листики, обогащенные ярким оранжево-красным лекарственным бальзамом.
В молитве, которую в Армянской Церкви читают в Чистый четверг, говорится, что в «Своей изобилующей любви» и смерти на Кресте Христос дал нам «снадобье и врачевство покаяния». Всю великопостную весну я неизменно встаю вместе с утренней зарей и становлюсь на путь покаяния, ведущий меня к выбеленному цвету и целебному маслу лапчатки. Ее белые лепестки напоминают мне о безгрешном Агнце Божьем, принесшем мне спасение, а дерево, под которым она растет, - о другом дереве или о двух.

Вместо распустившегося и несущего смерть древа, произрастающего посреди Эдема, Ты [Христос] понес древо креста на вершину Голгофы. Возьми мою душу, погрязшую в грехе и изнемогающую под тяжкой ношей, и понеси ее на Своих плечах как Агнец в обетованную небесную обитель.
«Сей несказанный день» Гимн Страстной Пятницы св. Нерсеса Милостивого (Анкюраци)

* * *

В православном христианском служении важной темой Великого Поста является изгнание Адама и Евы из сада наслаждения и наше возвращение в него через Крест. Это видение в византийской традиции выражено в песнопении вечерни вторника первой седмицы Четыредесятницы:

Снедию древле горькою, изринувшеся из рая, воздержанием страстей потщимся внити, взывающе Богу нашему: на Кресте прострый длани Твоя, оцет пивый и желчь вкусивый, и болезни претерпевый от гвоздей, горчайшия сласти вся от душ наших изгвоздивый, ради благоутробия щедрот, спаси рабы Твоя. Древа снедию иногда изгнани бывше из рая, Крестом Твоим вонь вселихомся.

Армянское песнопение в воскресные дни Поста также отсылает к Эдемскому саду: «Там в саду были трое: Адам и Ева и заповедь Господня». Преступив запрет вкушать от Древа познания добра и зла, произраставшего в саду, Адам и Ева лишились данной Богом возможности жить еще более совершенной жизнью. Вместо этого грех сделал их подвластными той смерти, которой умирают все остальные существа, но которая вечно отделяет людей, сотворенных Богом по Своему образу и предназначенных Им для бессмертия, от Божьего присутствия: в этом смысл удаления первой пары из сада и от близости к Древу Жизни.

В Раю Бог не требовал от Адама и Евы никакого труда, призывая лишь заботиться о саде своих душ. Но они не справились с этой ответственностью и подчинились природной энтропии, которую человечество не может преодолеть в одиночку.
Во время великопостной весны эта энтропия и процесс греховной смерти поворачиваются вспять. Воплощенное Слово умирает смертью плоти, принося из этой смерти новую, более богатую жизнь. Во время Поста мы, называющие Иисуса Господом Жизни, идем Его искупительным путем из освежающих вод Иордана, где Он принял Крещение, в пустыню, где Он трижды отрекся от дьявола. Великопостной весной христиане следуют за Иисусом из сада печали в сад Его воскресения. В Страстную Пятницу мы жаждем вместе со Христом на кресте. Мы стремимся испить освежающей живой воды, текущей из сада наслаждения, но чтобы вернуться в этот сад и испить из его живительных источников, мы сперва должны пройти нашу собственную духовную пустыню.
Во время Поста и Страстной Недели Отец делает нам знак идти бок о бок со Своим Сыном и на этом пути сбросить с себя грех через пост и молитву. Остальное Сын сделал за нас. Он встретит нас у врат рая. Он пронесет нас через смерть в новую вечную жизнь. Древо Жизни продолжает стоять посреди сада, но осуждение упразднено. Мы можем приблизиться к нему и отведать жизни, которую оно дает, поскольку Иисус, единственная и святая жертва, был казнен на другом дереве. В этом проявляется Его милость и благодать.
В Армянской Церкви пасхальные песнопения те же, что и в обычные воскресные дни, потому что в христианской вере Пасха - явление обычное. И каждая седмица - это путь сквозь обычное время к саду и радости воскресения.

Глас благой вести возвестил женам.
Он звучал, как трубный зов:
«Распятый, Которого вы ищете, воскрес!...»

 Мария обратилась к садовнику:
«Ты унес моего первенца, мою любовь?»
«Эта птица воскресла, недреманное существо», -
Серафим вострубил Матери и бывшим с ней:
«Спаситель мира, Христос, воскрес!
И избавил человечество от смерти».

В начале тропинки в моем саду я посадил гиацинты - фиолетовые, розовые и белые. В Светлую Седмицу их цвет и сладкое благоухание ведут меня в сад:

Яркий новый цветок явился ныне из гроба.
Души расцвели, и оделись в разнообразные цвета, и зазеленели жизнью.
Цветение божественного света засияло весной духовной.

Армянское песнопение на Пасху и Светлую Седмицу

* * *

Некоторое время назад в летнюю пору мои дети нашли двух черепах и перенесли их в огород. Во время оттепели в следующем феврале, вскапывая болотистую почву из-под гороха, я поднял на лопате тяжелый холмик, а за ним второй. Две черепахи зарылись в землю на зимнюю спячку, а я грубо и слишком рано прервал их сон. Я отнес их в угол огорода, где никто бы их не потревожил, и зарыл снова. Когда жена выразила опасения, что черепахи, возможно, умерли, я ответил, что так не думаю (хотя совсем не был в этом уверен), и настаивал на том, что весной они вылезут. И они действительно появились на Светлой Седмице.
Лилии и гиацинты знаменуют Воскресение, и мне легко понять, почему. Но у меня в огороде есть пара черепах, которые каждую осень закапываются, как два гигантских семени и каждую Пасху поднимаются из-под земли с земляными коронами на скромных головках. Я изумляюсь вместе с женами у гроба. Ибо «Христос воистину воскрес / воистину восстал / из девственного гроба, из светоносного гроба» (армянский воскресный гимн). И Он ведет нас назад, назад в сад наслаждений.
 

 

 Отрывок из книги Вигена Гурояна "Наследие рая"

 

 

Прикрепленный файлРазмер
загрузить как doc56 кб
загрузить как pdf241.85 кб

Поиск
Вход в систему
"Успенские чтения"

banner

banner