НАШИ ТЕМЫ
КЛБІ 2015

В этом году в издательстве «Дух и литера» в серии «Свидетели Правды» вышла книга проповедей о. Анатолия Жураковского «Мы спасаемся Его жизнью».  О. Анатолий большую часть жизни прожил в Киеве, а родился в Москве 4 марта 1897 г. по старому стилю. В субботу, 17 марта 2012 г. по новому стилю, мы, таким образом, можем отметить 115 лет со дня его рождения.

Первая презентация книги «Мы спасаемся Его жизнью» и круглый стол о наследии киевских свидетелей Правды состоялся в галерее «Соборная» на месте строительства кафедрального собора Воскресения Христова в Киеве 6 февраля. Подборка материалов об этом событии (включая полную видеозапись) смотрите на сайте Центра св. Климента).
 
А в прошлый понедельник, 12 марта, в КДАиС прошел семинар, посвященный наследию новомучеников и исповедников ХХ в. К нему я подготовил несколько мыслей, которыми хотелось бы поделиться.
 
Глубина и сила жизни – ключевая тема всей книги о. Анатолия, и название ей дала его проповедь «Мы спасаемся Его жизнью» на послание апостола Павла к Римлянам: «Ибо если, будучи врагами, мы примирились с Богом смертью Сына Его, то тем более, примирившись, спасемся жизнью Его» (Рим. 5:10). «Это слова, в которых апостол Павел выразил самое важное из всего того, что пришлось ему пережить, самый глубокий опыт своего сердца. “Мы спасаемся Его жизнью”» («Мы спасаемся Его жизнью», c. 271).

Проникновение в философию жизни о. Анатолия дают следующие три вопроса, обращенные к нам. В день его рождения может быть полезно задать их себе… и услышать ответы самого пастыря.

1.     Вопрос о различении главного в Жизни и второстепенного:
«Если спросить христианина, что самое главное в его духовной жизни, каждый скажет - Христос, Его образ, Лицо, жизнь. Но на самом деле это не так бывает. Духовная жизнь христианина не отличается тем, что средоточием ее является образ Христа Спасителя. Всмотримся в духовный опыт одного, поговорим с ним, он будет говорить вам о своем старце, наставнике. Вы увидите, что образ этого старика, наставника, заслоняет образ Христа Спасителя. Поговорите с другим и увидите, что хотя он и называется христианином, но христианство ушло во внешние формы и обряды. Дальше внешних форм он не идет, и сущность духовной жизни закрыта для него. Всмотритесь в третьего, и вы увидите, что он возлюбил одного какого-нибудь святого угодника, так почитает и поклоняется ему, что это заслонило образ Христа Спасителя. Такие явления встречаются на каждом шагу, редко можно встретить душу, которая имеет средоточием Христа». О. Анатолий, как и его наставник о. Спиридон Кисляков, хотел, чтобы «образ Христа был в душе каждого человека дороже всего, в духовном опыте и жизни. Он был подобен первым апостолам, которые, увидев светоносный Лик, как будто забыли обо всем и бросились в мир благовествовать. Апостол Павел настолько возлюбил Господа, что все вменял за сор. Ему говорили о законе, который он будто бы нарушил, об обрезании, но он все вменял за сор и хотел только Христа Распятого и о Нем проповедовать. Казалось иногда, что Другой, Тот самый, о Ком он проповедовал, стоит за его плечами, таков был его духовный опыт, средоточием которого был Христос» («Об о. Спиридоне», с.292-293).

2.     Вопрос о верности главному, верности Духу Евангелия.
Над гробом о. Спиридона о. Анатолий говорил:
«Бывало, что перед алтарем они [духовные чада о. Спиридона, в числе которых и сам о. Анатолий] давали обет верности Христу Спасителю. Ты уже больше не спросишь их о верности. Позволь же от твоего имени в страшный последний час спросить духовных чад твоих - верь, что уста мои зададут последний вопрос: братья и духовные чада отца Спиридона, учившего вас так долго, обещаете ли вы здесь, перед гробом, как ему на суде Хрис­товом, обещаете ли всеми силами сердца хранить верность его заветам, наставлениям? Обещаете ли вы не оставлять святого братства, святого дела, начатого отцом Спиридоном и стремиться ко Христу? Обещаете ли вы?» («Над гробом о. Спиридона», с. 289).


Мозаичное изображение Евхаристии в апсиде Софийского собора, Киев.

3.     Вопрос о неразрывности жизни и таинства: от Евхаристии, первообраз которой со времен Киевской Руси дан на мозаике св. Софии – во всю жизнь, не исключая ее самых закрытых мест (Кирилловской больницы, Лукьяновской тюрьмы).

 
«Для многих он открыл сущность Евхаристии. Он совершал Евхаристию так, как совершали ее в древности (он имел на это благословение Святейшего Патриарха), как совершали Василий Великий, Иоанн Златоуст, с открытыми Царскими вратами, призывая к общей молитве, и это служение не было внешним. Он паству свою старался воспитывать так, чтобы она способна была следовать за ним на вершину. Таинства у него не были оторваны от жизни, а проникали всю жизнь. И крещение, и брак, и святейшее таинство Евхаристии он понимал так, что они должны быть не оторваны от жизни, а должны быть средоточием жизни, должны начинаться в храме и обнимать всю жизнь […].О Церкви он имел особенно углубленное понятие. Я не говорю, как думают о Церкви неверующие. Но и среди верующих понятие о Церкви оторвано от жизни. Церковь кажется им слишком земным, внешним учреждением, или слишком небесным, что ставит Церковь далеко от жизни. Он понимал иначе и иначе раскрывал понятие. Для него, как и для древних христиан, душа Церкви была небесной и земной. Свое понятие о Церкви он получил из жизни великих святителей. Иоанн Златоуст кормил множество неимущих нищих. Василий Великий построил целый город для бедных, который назывался Василиадой. Амвросий Медиоланский выкупал пленных. Киприан, руководил христианами, которые спасали больных во время чумы. Вот образы, которые пленяли его сердце. Он верил, что Церковь должна быть утешительницей скорбящих, обремененных, должна идти, как шел Христос, сея любовь, собирая расточенных, являя верующим и неверующим образ воплощенной любви. Любовь человеческая должна сиять как внутри Церкви, объединяя члены Церкви в единое живое, трепетное тело, так и вне Церкви – на неверующих, далеких, отступивших» («Об отце Спиридоне», с.292-294).

Константин Сигов.

 

ЧИТАЙТЕ ПРОПОВЕДИ О. АНАТОЛИЯ ЖУРАКОВСКОГО:

 
 

 

 

 

Поиск
Вход в систему
"Успенские чтения"

banner

banner