НАШИ ТЕМЫ
КЛБІ 2015

Чаяние и переживание праздника, пожалуй, одно из самых необходимых и искомых состояний человеческой души. И в то же время оно – одно из самых трудноуловимых. Переживая полноту праздника, человек, тем не менее, в то же время ощущает и его несовершенство, ведь рано или поздно после праздника приходят будни.

Что именно в празднике помогает нам пережить его как можно полнее? Конечно, в празднике обязательно есть содержание. Осознание, проживание содержания делает участие в празднике осмысленным.

В празднике обязательно есть общение. Человеку свойственно переживать и проживать содержание праздника совместно с теми, кто разделяет с тобой твою радость и готов принять тебя в этом.

В празднике непременно присутствует освобождение. Освобождение от обыденного, ограниченного, пошлого. По-украински праздник – «свято». То есть, через «свято» мы восходим над тем, что не-свято в нас самих.

Для празднующих христиан в празднике происходит не только соединение друг с другом, но и соединение с Источником святого – «свята». Ведь именно празднуя и преображаясь «о Боге», мы можем встретиться и с другим преобразившимся человеком.

Но праздник соединяет нас не только друг с другом здесь и сейчас. Праздник собирает воедино прошлое, настоящее и будущее. Прошлое – так как происходит памятование, воспоминание о событии, породившем праздник. Настоящее – ибо сейчас имеем неповторимую радость праздничного общения. Будущее – так как сей временный праздник умножает наше упование на Праздник праздников в жизни будущего века. И через каждый пережитый праздник мы приближаемся к тому «неиждиваемому» Небесному Пиру.

Наши Десятые юбилейные чтения – тоже праздник. И промыслительно, что это событие началось в великий христианский праздник Воздвижения Честного и Животворящего Креста. День Воздвижения напоминает нам важное в православном понимании условие: вхождение в праздник соединено с усилием, с преодолением и даже, как в этом празднике, – со крестом.

Итак, христианская душа, стремящаяся к празднику как к содержательному пребыванию с Богом и ближними, не может не сознавать свое несовершенство и недостоинство. Мы всегда опасаемся войти на брачный пир не в брачной одежде (ср. Мф 22:1-14). И не столько потому, что боимся наказания, сколько по чувству глубокой скорби из-за своего несоответственного ответа на призыв радушного Господина пира.

Но так как на столь любящее приглашение невозможно не ответить, мы всё же восходим к праздничному пиру, готовясь сколь возможно тщательно. И это благоговейное тщание в нашей традиции именуется говением.

То есть праздник неотделим от говенья – искренней, трепетной и серьезной подготовки к чаемому событию.

Слово «говение» в настоящее время, особенно среди тех, кто пришел к христианской вере в зрелом возрасте, употребляется не столь часто. Мы больше знаем о посте. В то же время среди тех, кому вера передалась от старшего поколения, слова «говеть», «говенье» более употребительны.

В чем разница между постом и говеньем? Как нам представляется, слово «пост» больше указывает на внешние действия – именно так, согласно Евангелию, воспринимали пост иудеи во время земной жизни Спасителя (греч. nesteia – неядение); тогда как говение (греч. eulabeia) указывает более на внутреннее настроение постящегося. Это греческое слово переводится как осторожность, предусмотрительность, робость. Праславянский корень говеть сохранил эмоциональную окраску определенного чувства в таких современных языках, как словацкий и чешский (проявлять снисхождение, предоставлять, щадить), а также в сербском и хорватском (угождать). Родственно ему и латинское слово faveо – «благоволить, проявлять милость» (отсюда фаворит). В нашем же современном языке мы знаем слово «благоговейный», что означает особенную трепетность, отношение глубокого почитания.

Конечно, и в нынешнем православном обиходе мы часто встречаем упрощенное представление говенья как некоторого внешнего способа поведения в приуготовлении к Причастию или к будущему празднику. Отсюда и восприятие заговенья и разговенья как действий, совершенно противоположных процессу говенья, но это уже более позднее ограничение первообразного значения.

Итак, говением мы можем назвать внимательное, трепетное, благоговейное приготовление человека ко встрече с Господом в праздничном событии.

Всякий большой христианский праздник имеет глубокое содержание, постигая которое, мы выходим из временного, земного и встречаемся с горним, небесным. Внимательно участвуя в богослужении, верующий не может не почувствовать, что происходящий праздник – это истинная, глубокая духовная реальность. Об этой реальности убедительно и многообразно свидетельствуют святые отцы – авторы изумительных стихир, канонов и всех других составных частей праздничного богослужения.

Не сразу нам открывается все богатство духовного смысла богослужения. Но, постепенно с годами входя в него, мы убеждаемся в неслучайности каждого произносимого слова и любого изменения тона, каждого движения молитвенного песнопения.

Именно благодаря песнопениям всенощного бдения наша душа оживает в способности духовного, молитвенного созерцания, или духовного празднования, как об этом свидетельствовал, например, святой Григорий Богослов:
 
Кратко полюбомудрствуем о празднике, чтобы нам праздновать духовно. У всякого свой способ торжествовать; а у служителя Слова состоит он в слове, в таком слове, которое всего приличнее времени. И не увеселяет так ни одна красота любителя красот, как любителя праздников духовное празднование. Но рассудим об этом так. Празднует и иудей, но по букве, ибо он, ища закон телесный, закон духовный не постиг (Рим 9:31). Празднует и эллин, но телесно, сообразно со своими богами и демонами, из которых одни, по собственному признанию язычников, виновники страстей, а другие почтены богами за страсти, почему и празднование у них состоит в удовлетворении страстей, и грешить значит чтить бога, к которому под защиту прибегает страсть, как достохвальное дело. Празднуем и мы, но празднуем, как угодно Духу, а Ему угодно, чтобы мы или говорили, или делали что-либо подобающее. И праздновать значит у нас приобретать для души блага постоянные и вечно сущие, а не преходящие и скоро гибнущие» (Слово 41. На Святую Пятидесятницу).
 
Таким образом, в согласии со свт. Григорием, можно заключить: духовно праздновать – означает через слово, воспринятое в богослужении, приобретать для души «блага постоянные и вечно обладаемые», т.е. украшать душу добродетелями.

Каким же образом благодать праздничного богослужения взращивает в душе добродетели? Даже если слова молитвословий вначале проходят мимо внимания души, плодом является умягчение сердечное, выражаемое в более мирном, кротком духе, умилении, сердечном сокрушении. Но постепенно слова молитвы становятся более значимыми, человек начинает сознательно сочетаться с ними, соединяет свои прошения, чувствования и благодарность Богу со словами богослужебных текстов. Душа раскрывается на их благодатное содержание. Плодом такого раскрытия становится ненасыщаемость душевного восприятия, когда человек без перегрузки сознания может естественно пребывать в многочасовом молитвенном слушании кафизм, стихир, канонов и молитвословий.

Именно благодаря пребыванию в молитвенном созерцании становится возможным усвоение богатства и объема богослужебных текстов. Так, в воспоминаниях архим. Софрония о преподобном Силуане Афонском мы находим свидетельство о малописьменном монахе, знавшем, однако, наизусть все содержание годового богослужебного цикла и участвующем в клиросном пении. Только духом возможно усвоить, как мы знаем из жития святителя Иова, Патриарха Московского, содержание коленопреклонных молитв Св. Пятидесятницы, а также молитв Литургии Василия Великого, которые святитель совершал наизусть.

В церковном празднике можно и необходимо обрести как лично-устроительное содержание – то есть праздник указывает мне вехи,направления на моем пути ко спасению, – так и содержание общинноустроительное: выше мы уже упоминали о том, что в праздникеверные обретают духовное единство друг с другом.

Остановимся на последнем. Если праздник в моих отношениях с Богом – это плод моего усилия, моего движения к Богу, то в отношениях с ближними во Христе праздник – это возможность приобщиться к полноте взаимной любви и общения о Господе. В различных национальных традициях христианского празднества мы встречаем удивительные примеры радостного сослужения друг другу – разделения трапезы, оказание милости бедным и больным, духовные праздничные песнопения, объединяющие людей.

Итак, нам очень важно понять, что праздник происходит, когда мы не только получаем, но и отдаем. Именно через кенозис, самоотдачу, как в молитве, так и в делах любви, которые на самом деле есть «литургия после Литургии», мы свидетельствуем о том, что праздник как праздник любви для нас состоялся.

 

 

Доклад был прочитан на международной богословской конференции
"Успенские чтения"
в Киеве 29 сентября 2010 г.

 

Смотрите видеозапись этого доклада на нашем сайте:

 

Священник Богдан ОГУЛЬЧАНСКИЙ (Киев).

"Праздник и говение - духа и плоти единение"

 

 

А также Вы можете найти этот доклад в сборнике "Праздник: благодарение, освобождение, единение" из серии "Успенские чтения".

Прикрепленный файлРазмер
загрузить как doc52.5 кб
загрузить как pdf227.09 кб

Поиск
Вход в систему
"Успенские чтения"

banner

banner