НАШИ ТЕМЫ
КЛБІ 2015

Репортаж: Дарья Морозова
Фото: иеромонаха Иова (Салиулина) и Игоря Сацика.

30.11 – 1.12.2012 в Чернигове прошла международная научная конференция с таким названием, организованная Черниговским национальным университетом им. Т.Г. Шевченко совместно с Институтом русской литературы РАН, Кафедрой ЮНЕСКО по компаративным исследованиям духовных традиций, специфике их культур и межрелигиозного диалога, Редакцией религиозно-философского и культурологического журнала «Вера и Жизнь». Событие соединило интеллектуальные усилия представителей разных конфессий (православные различных юрисдикций, греко-католики, римо-католики), исследователей из разных стран, включая таких именитых ученых, как Г. Прохоров, А.-Э.Тахиаос (прислал доклад), С.Хоружий (прислал доклад).

Поводом для этой встречи отнюдь не случайно стал юбилей со дня рождения преп. Паисия Величковского (1722-1794) – великого, хотя и несколько подзабытого у нас святого, уроженца Полтавы и воспитанника Киево-Могилянской Академии, которому удалось, не имея учителя и руководствуясь лишь писаниями греческих Отцов, возродить практически канувший в лету дух древнего монашества. Украинцы и русские, греки и турки, румыны, сербы и болгары, евреи и венгры, собравшиеся в обителях молдавского Старца, распространили это учение – и этот вкус к подвижничеству – едва ли не по всей восточнохристинской ойкумене. Изданная преп. Паисием святоотеческая антология Добротолюбие (перевод греческой Филокалии) оказала столь обширное влияние на все кирилличное пространство, что ее вполне обоснованно сравнивают по масштабу с западным Просветительством. Не удивительно, что одна из первых конференций по православной духовности, проводимых в монастыре Бозе (Италия), была посвящена непосредственно преп. Паисию (1995г.)

Диапазон же настоящей встречи был гораздо более широк: здесь рассматривалась вся филокалическая традиция от ее раннехристианских истоков до нашего времени. Это, несомненно, знаковое событие для нашей богословской науки. Но возможно ли научное обсуждение практик священного безмолвия? Доступно ли для современной гуманитарной науки тайное предстояние Богу древних святых, о котором почти ничего не знали даже их ученики? Как ни странно, история демонстрирует полную достоверность евангельской формулы: Не может укрыться город, стоящий на верху горы (Мф.5:14). Если составить вместе все куски древней фрески, мы увидим, что самая тихая и незаметная из всех практик Восточной Церкви оказала огромное влияние на всю жизнь православных обществ – от быта до экономики, от архитектуры до науки и от музыки до политики.

Об этом влиянии свидетельствовали собравшиеся на конференции специалисты из самых разных сфер гуманитарного знания. Археологи (Н.Днепровский, В.Руденок, Т.Новик, Я.Литвиненко) говорили о местах подвига древних безмолвников – монастырях и пещерных комплексах, культурологи и искусствоведы (В.Лычковах, Д.Спивак, М.Каранда, Ю.Зиновьева и др.) – о множественных обликах исихазма в конкретных культурных ситуациях, филологи (архиеп. Игорь Исиченко, Ю.Пелешенко, А.Исаченко, Св. Шумило, Н.Левченко и др.) – о памятниках христианской мистической литературы, – особенно украинской, – философы (М.Столяр, Е.Величко, Н.Богун, О.Ноговицын и др.) – об отдельных вопросах исихазма и его месте среди других философских течений, историки (Сергей Шумило, Л.Регельсон, прот. Ростислав Денисюк, А.Хитров, Е.Кабанец, А.Домановский, В.Петрунин и др.) – о влиянии исихазма на культурные, экономические и политические стратегии Византии и Руси. Но главной сферой влияния монашеской исихии, конечно, было и остается церковное Предание, которое обсуждалось богословами (А.-Э.Тахиаос, С.Хоружий, В.Жуковский и др.), патрологами (Г.Прохоров, Е.Сырцова, Д.Бирюков, Г.Панков и др.), агиологами (иером. Диомид Кузьмин, иером. Иов Салиулин, В.Шумило и др.)

Разумеется, оценка этих явлений и этого влияния не могла быть однозначной. Некоторые участники сомневались, что исихасткое учение, связываемое обычно с именем свт. Григория Паламы, действительно так уж радикально отличается от учения его оппонентов. Другие, признавая специфику исихазма как течения в православной духовности, отказывали этому течению в каком бы то ни было культурном влиянии (так, Н.Гайдуков остро проблематизировал существование искусства исихазма и христианского искусства вообще). Третьи характеризовали влияние исихазма на средневековое общество (в частности, на экономику Византии) как исключительно негативное. В разгоравшихся порой дебатах звучали веские аргументы за и против подобных подходов. Жаль, что невозможно было послушать все эти дискуссии, происходившие одновременно на параллельных секциях. Однако, столь большое количество докладов и их высокий концептуальный уровень – это, пожалуй, уже свидетельство о том, что древние традиции монашеского безмолвия не утрачивают своего влияния даже в шумную эпоху постмодерна и по-прежнему о многом говорят сердцам ученых и простых верующих.

Думается, успеху мероприятия немало способствовало и прекрасное место, избранное организаторами конференции – древний Чернигов – своего рода город-монастырь, с его пятью храмами домонгольского периода, исследованными и неисследованными пещерами, благолепными монашескими обителями и тихими, малолюдными улочками, увлекательную многочасовую экскурсию по которому провела Л.Ясиновская. Это место, связанное с жизнью преп. Антония Печерского, преп. Николы Святоши, преп. Паисия Величковского и многих других подвижников, а также многих деятелей украинской культуры, само по себе напоминает о каких-то вещах, которые невольно забываются в бурной деятельности наших мегаполисов, – и которые, однако, стоит всеми силами хранить.



 

Поиск
Вход в систему
"Успенские чтения"

banner

banner