НАШИ ТЕМЫ
КЛБІ 2015


Фрагмент мозаики из монастыря Осиос Лукас,
Греция, XI в.

Я очень радуюсь возможности пожелать вам благословенного Рождества – в верном соблюдении старой традиции христианства и с неискоренимой надеждой на лучшее. Прежде всего, на то, что вы добьетесь того, что вам по праву принадлежит.

“Надежда – это не льстивое безумие”, – сказал Шиллер [Es ist kein leerer, schmeichelnder Wahn, Erzeugt im Gehirn des Toren]. И рождественская мудрость подтверждает это, возводя надежду в ранг одной из трех богословских добродетелей. Необходимо мужество, чтобы сохранить верность рождественской надежде.

Разве рождественская надежда не такая же маленькая, хрупкая, беспомощная, как Младенец в яслях? А Ирод, он такой великий, его воины тоже не зря едят хлеб. Разве рождественская надежда не такая же хрупкая, как солома в яслях, и запах, как пахнет в хлеву? И Младенцу здесь не очень уютно. И жалко, что хозяин гостиницы так легко забыл о Новорожденном. Но еще хуже, что злой царь очень хорошо о Нем помнит.

Так вот она какая, эта невозможная рождественская надежда, единственная, которая еще никого не обманула.

Есть ли в нашем мире и во всех мирах такая музыка, которая похожа на трезвучие древней музыки Рождества. Трезвучие, которое охватывает, оживляет и наполняет духовную культуру двух христианских тысячелетий.

Первый тон – святое, торжественное пение небесных хоров, неземная вневременная радость, которая звучит на самых крутых высотах духовной музыки.

Второй тон – уютная, домашняя, детски праздничная, в семейном кругу. И дудочки пастухов Вифлеема, которые звучат в колядках всех народов христианского мира. Человек на земле странник, и только в доме Рождества он у себя дома. Только в стихии рождественской радости есть особая укрытость, защищенность, доверие и, возможно, настоящая человечность.

Третий тон – он тоже необходим – серьезный тон опасности, вечной угрозы невинному, тон скорби Вифлеемских матерей (в Раме слышен вопль, рыдание и плач великий). Да, рыдание и плач входят в великую рождественскую радость, в эту органную «Глорию».

И это великий подарок Бога человечеству к первому Рождеству, что с тех пор никакая священная музыка, никакие хоры левитов, никакие григорианские хоралы перед Богом не так святы, как вопль того, кто лишен права, как плач изгнанника, как голос страдающего. Это знание дало христианской культуре самый высокий ее закон.


Приветствие С.С. Аверинцева, написанное для одного немецкого журнала. Текст, приведенный тут, сохраняет стилистику устного перевода «с листа» во время частной беседы накануне Рождества 1989/1990 г.

 

 

Поиск
Вход в систему
"Успенские чтения"

banner

banner