НАШИ ТЕМЫ
КЛБІ 2015

Жерар Коньо

Поставить рядом имена Александра Вата и Чеслава Милоша как свидетелей истории XX в. мне позволяет, конечно, их дружба, но еще более – их поэтическая вовлеченность в сопротивление гнету тоталитарного мышления эпохи «реального коммунизма». Оба они, прежде чем возненавидеть коммунистический эксперимент как попытку порабощения человека, несовместимую с их пониманием поэзии, были не только его наблюдателями, но и участниками.

Они засвидетельствовали это  в произведении, явившемся плодом их бесед в университете Беркли в 1963 г. и опубликованном в 1977 г. под показательным названиемMόj Wiek,  а слово wiek по-польски означает одновременно «возраст» и «столетие». Оба избрали свободу, и Милош устроил своему другу приглашение  в университет Беркли в рамках  собственной учебной программы для преподавания славянских языков.  Но Александр Ват был не в состоянии проводить занятия из-за рецидива болезни, постигшей его в1955 г. в Польше вследствие кровоизлияния в мозг. Эта болезнь была неизлечимой, и семь лет спустя, в 1967, она привела его к самоубийству.

Брат Алоис, настоятель общины Тэзе

Нет ничего более личного, индивидуального, чем свидетельство. Истина, переданная нам, которая нас затрагивает, проникает в самое сердце через свидетеля, у которого есть имя, лицо. Но мне хотелось бы сделать темой моего выступления свидетельствование о Христе через жизнь общины. Таков опыт нашей общины Тэзе, впрочем, и у Церкви в целом, как у любого прихода, любой общины, есть призвание вместе свидетельствовать   о Христе, как это делала уже община первых христиан в Иерусалиме. Разве Христос не просил нас быть едиными, дабы уверовал мир? (Ин 17, 21)

Брат Роже часто нам говорил  ­– нам, братьям общины: мы не духовные наставники. Это не было призывом уйти от пастырского попечения в отношении тех, кто к нам приезжает. Он хотел сказать, что не себя мы хотим показывать другим, но, подобно Иоанну Крестителю, мы хотим своей жизнью являть Христа, приготовить путь, который ведет к нему.

Свящ. Владимир Зелинский

Сегодня многим кажется, что возвращаются те старые, добрые, синодальные годы, когда служение у алтаря воспринималось как некая привычная, почетная, непыльная, как говорят,  и даже по-своему выгодная профессия. И мы начинаем понемногу забывать о ее сути. Те, кто вступает в нее, с молодых лет именуются «отцами», ласкательно же, почти интимно – «батюшками». Между тем Господь, Которому батюшки служат, достаточно строго и недвусмысленно говорит : «и отцом себе не называйте никого на земле : ибо один у вас Отец, Который на небесах» (Мф. 23, 9). Иcполняя свои священнические дела, мы пребываем в этом парадоксе, не замечая остроты его, даже не ища оправдания столь явному нарушению слова Божия, нераздумчиво удовлетворяясь устоявшейся традицией. Но не звание «отца», которое, не почитая хищением, мы так бестрепетно носим, наполняет это служение смыслом, но то «стояние во свидетельстве», которое, чуть перефразируя слово ап. Павла, даровал нам Христос (см. Гал.5,1).

Джованна Парравичини, Фонд Христианская Россия (Италия)

Благодарю за предоставленную мне возможность, поскольку я думаю, что чтение трудов Вацлава Гавела позволяет понять глубже ситуацию, в которой мы находимся сегодня в Европе и, в частности, феномен нынешнего кризиса и пути его преодоления. Кризис, на самом деле, проявляется все четче как явление в корне своем не экономическое или политическое, но культурное и антропологическое; как явление, определенное потерей элементов, составляющих саму личность человека и позволяющих ему жить подлинно человеческой жизнью, бесстрашной перед трудностями, созданными сегодняшней альтернативой между индивидуализмом / атомизацией или стандартизацией / глобализацией, которая, кажется, делает невозможным возрождение любого «я», способного войти в подлинные отношения.

Я бы сказала, что именно глубокая и неумолимая природа человека, «чудо-я», используя любимое выражение Гавела, является красной нитью мышления, сформировавшегося в 60 -70-е гг. в так называемом движении «инакомыслия» в Восточной Европе; подпольный поток, так до конца и не оцененный и вообще забытый в гонке к капитализму за последние двадцать лет, который сегодня, иногда несознательно, или только частично осознанный многими участниками теперешних событий, похоже всплывает в различных формах на поверхность.

Д-р. Йоханнес Эльдеманн, Падерборн

Прежде всего мне хотелось бы сердечно поблагодарить устроителей XII. Международных „Успенских чтений“ за приглашение выступить с докладом и принять участие в осмыслении темы конференции. В этом году в центре конференции стоит свидетельство христиан, то есть тема, имевшая центральное значение уже в Древней Церкви  и вновь по праву оказавшаяся  в центре внимания сегодня. При всех различиях исторических условий в первые христианские столетия и в 20 — 21 веке, существуют и  параллели: личное свидетельство веры имело решающее значение для распространения Евангелия в период раннего христианства, и это значение оно приобретает вновь и сегодня. Послание Церкви, ее „миссия“ в мире зависит от достоверности свидетелей Евангелия.  Это личное свидетельство в период раннего христианства было сопряжено со значительным риском, в современном мире оно не лишено риска вновь. Многочисленные мученики веры 20-го и 21-го столетий дают основание для предположения, что преследование христиан в некоторых регионах мира приобрело масштаб, напоминающий эпоху Римской империи. Но и там, где нет открытого преследования христиан, верующие и их пастыри во многих странах, где больше невозможно естественно исповедовать христианскую веру в «народной церкви», оказываются перед вызовом, давать отчет о своей вере, которая их несет и наполняет,  перед секулярным окружением.  „Будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением» (1 Петр. 3,15) – это напоминание Апостола Петра сегодня актуально как никогда.

Поиск
Вход в систему
"Успенские чтения"

banner

banner