НАШИ ТЕМЫ
КЛБІ 2015

Cайт журнала «Нескучный сад»

В стихире Крестопоклонной недели «Радуйся, живоносный Кресте» два ряда образов: райский и военный. Они несут два контрастных смысла: уже обретенного вечного блаженства – и битвы, которая еще не кончена. Комментируют священник Феодор ЛЮДОГОВСКИЙ и поэт Ольга СЕДАКОВА.


Распятие. Мозаика конхи апсиды
базилики Сан-Клементе в Риме. XII в.
В Неделю 3-ю Великого поста, Крестопоклонную –
на великой вечерне, 2-я стихира на Господи воззвах.
 
 
Радуйся живоносный Кресте,
Церкве красный раю,
древо нетления, прозябшее нам
вечныя славы наслаждение:
имже бесовстии отгоняются полцы,
и ангельстии свеселятся чинове,
и совокупления верных празднуют.
Оружие непобедимое,
утверждение нерушимое, верных победо,
священников похвало,
Христовы ныне страсти и нам подаждь достигнути,
и велию милость.
Беседа с американским феноменологом, основателем современной теоэстетики, архимандритом Пантелеимоном Мануссакисом (он же – проф. Джон Мануссакис) состоялась в издательстве «Дух и литера» во время XII Международной конференции «Успенские чтения», при участии некоторых ее гостей и организаторов.
 
Джон Пантелеймон Мануссакис: Постойте, это что, интервью!? Я думал, мы просто беседуем. Когда видишь включенный диктофон, сразу начинаешь говорить формально…
 
Дарья Морозова: Этого я от Вас вовсе не требую!
 
Дж.П.М.: Ну, так и быть, можете записывать. Только это будет НЕ-интервью.
Я хотел бы поговорить о двусмысленности греческого термина martyrion, означающего одновременно и свидетельство (в разных смыслах: witness, testimony), и мученичество. Я сосредоточусь на выражении Ап. Павла «свидетельство совести нашея» (τὸ μαρτύριον τῆς συνειδήσεως ἡμῶν, 2 Cor. 1:12) и на том, как это выражение стало означать не только испытание собственной совести, но также – в патристической экзегетике, начиная от Оригена – скрытое «мученичество»: опыт страдания и смерти, переживаемый субъективно (open to the life on interiority) и, возможно, делающий возможной саму субъективность.
 
Ориген, творивший в эпоху Максиминового гонения (235 -238 н.э.), уже говорил о двух видах мученичества – видимом (ἐν τῷ φανερῷ) и скрытом (ἐν τῷ κρυπτῷ).[1] Последнее – это то мученичество, которому совесть подвергается не единожды, а каждый день (аллюзия на Пс. 43:23 [44:22]: «Зане Тебе ради умерщвляемся весь день, вменихомся яко овцы заколения»).  В чем же состоит это «мученичество» совести? Согласно Оригену, оно имеет вид суда (κρίσις). Экзегет обращает внимание на известное место из Послания к евреям:
 
Живо бо слово Божие и действенно и острейше паче всякаго меча обоюду остра, и проходящее даже до разделения души же и духа, членов же и мозгов, и судительно помышлением и мыслем сердечным (4:12)

Источник: офіційний веб-сайт
"Українська Православна Церква"

Уважаемые участники сегодняшней конференции!

Тема сегодняшней встречи подвигает нас к размышлениям о значении феномена свидетельства. В этом слове содержится невообразимое количество смыслов: что представляет собой свидетельство? Кто такой свидетель? О чем он может свидетельствовать, о чем — нет? Перед кем он должен свидетельствовать, а перед кем — нет? И, возможно, главное — каковы последствия того или иного свидетельства. Русское слово «свидетельство» связано со словом «ведать», «знать» и восходит к слову «видеть»1 .Тот, кто что-то увидел, стал обладать знанием об увиденном, стал свидетелем, и свидетельствует об этом. Мы можем только отчасти догадываться какова сила свидетельства и его результаты.

Источник: официальный сайт "Русская Православная Церковь"

25 сентября 2012 года в Киеве председатель Отдела внешних церковных связейМосковского Патриархата, ректор Общецерковной аспирантуры и докторантуры имени святых Кирилла и Мефодия митрополит Волоколамский Иларион выступил на XII Международных Успенских чтениях «Свидетельство: традиции, формы, имена» с докладом «Мученичество как свидетельство: о новомучениках и современных гонениях на христиан».

Поиск
Вход в систему
"Успенские чтения"

banner

banner